Неотложная медицинская помощь в стационаре в Мадриде и Москве в сравнении. История двух инцидентов

Так получилось, что на протяжении полугода наша семья проверила на своём опыте достоинства и недостатки российской и испанской госпитализации. Болезни в обоих случаях были слегка разные, но пациент был один и тот же (ребёнок), сходной была и инфекционная природа заболевания. В обоих случаях в больницу ребёнок попал на скорой, вызвана она была стандартным способом — по телефону 112. В обоих случаях речь шла о столице государства — Мадрид и Москва. И там, и там ребёнок провёл в стационаре буквально один день. И там, и там больница находилась не где-то на задворках, а практически в центре города. В Мадриде — около популярного у туристов парка Ретиро, в Москве — около бизнес-ядра города квартала небоскрёбов Москва-сити. Как в Мадриде, так и в Москве речь шла о считающихся «хорошими» больницах с богатой историей. Вот на этом, пожалуй, все сходства и заканчиваются. Чтобы обобщить московский опыт, я сошлюсь ещё и на случай, который произошёл пару лет назад, госпитализация тогда была в другую московскую больницу, но опыт был абсолютно идентичен.

Скорая помощь

Знакомство с медицинской сферой началось со скорой помощи.


Детская больница Niño Jesús, Мадрид, Испания

В Мадриде звонок на экстренную линию не смутил  оператора тем, что вызывающий собирается говорить на английском — оператор тут же перешёл на него. Во время звонка он опросил на о состоянии больной, дал подробные рекомендации, что нужно делать до приезда скорой и успокоил насчёт опасности её состояния. Кроме нашего адреса, возраста и описания симптомов не понадобилось больше ничего. С момента, как я положил трубку, и до приезда скорой, прошло ровно 4 минуты. После осмотра врачами (минимум бумаг, максимум расспросов, попытки утешения родителей и ребёнка (но тут проблемой был языковой барьер) и минутного ожидания второй скорой (потому что мы хотели ехать все втроём, а в одной машине места не было) до больницы мы доехали минут за 10-15.


Детская больница № 9 им. Сперанского на фоне небоскрёбов Москва-сити, Москва

В России больше спрашивали о личных данных пациента и меньше о симптомах, рекомендаций никаких не давали вообще. Скорая приехала минут через 15-20 (но тут, возможно, дело в том, что случай не выглядел сверхопасным). Врачи гораздо больше занимались бумагами, чем пациентом. Психологической поддержки родителям точно никто не оказывал. Но до посадки в машину, в целом, нельзя сказать, что мадридский и московский опыт радикально отличались. А вот до стационара мы добирались целый час. Расположение больницы в другой части города и вечерние пробки усугубили ситуацию. Полоса, которая должна быть выделена для подобных случаев, была забита транспортом. За нашей машиной пристроилась ещё одна скорая. Оказывается, на всём юго-востоке Москвы вообще нет детских больниц. Если во время поездки на скорой в Мадриде персонал всячески пытался успокоить родителей и ребёнка и как-то отвлечь, то в Москве сотрудники были заняты заполнением многочисленных бумаг и переживали о наличии пакета у родителей, если вдруг у ребёнка начнётся рвота. А также заставили надеть на ребёнка (в 4-то года!) подгузник из старых запасов, опять же переживая о чистоте и не надеясь на быструю поездку.

Претензий к медикам на скорой, по большому счёту, нет. Однако, ранее был и отрицательный опыт. Однажды ребёнка госпитализировали с подозрением на тяжёлый бронхит, так же везли через весь город в инфекционную больницу, хотя, как оказалось, врач «услышал» слизь или слюни в горле, с ребёнком было всё в порядке и госпитализация, по сути, не была нужна — нужна была адекватная диагностика. В другом случае врач настаивала, что у ребёнка сыпь и что нужно срочно везти в инфекционную больницу, хотя по факту сыпи не было, и это подтвердили врачи из поликлиники, которым мы тут же ребёнка и показали, отказавшись от госпитализации.

Самый же разительный контраст обнаружил себя уже при поступлении в больницу. Описываю сначала мадридский опыт.

В коридоре мадридской больницы

В приёмном покое мы не задержались надолго — там только уточнили ФИО и спросили, какого рода страховка у нас имеется. Все дальнейшие бюрократические детали были отложены на потом. В приёмном покое было уютно, можно свободно перемещаться, где угодно. В холле раставлены торговые автоматы с едой, нет никаких запертых дверей, никаких бахил, никаких стен с объявлениями на листе А4. Я как приехал в верхней одежде и уличной обуви, так и ходил из отделения в приёмный покой и обратно, сколько мне вздумается, никто даже косо не посмотрел. Как холлы, так и палаты производили впечатление офиса, а не «советской больницы». Офиса, в котором всё было предусмотрено для удобства больных и сопровождающих и в котором были элементы дизайна, предназначенные для детей (как в детском саду) — у входа была небольшая игровая зона и какие-то украшения для детей. Нас тут же провели в палату на 4 койки. Палата светлая, никаких следов  устаревания — всё с иголочки.  У каждой кровати (кстати, у кровати регулируется высота, угол наклона спинки) есть кнопка экстренного вызова персонала, рядом стоит удобное кресло для сопровождающего, и оно может легко раскладываться в полноценную кушетку. Отделение не закрыто глухими дверьми — родители могут ходить куда угодно по коридорам. Мне в порядке исключения (потому что иностранец и были свободные кушетки) разрешили также остаться рядом с ребёнком, выделили отдельное кресло. Ребёнка кормили вкусными, но незатейливыми вещами. Была даже какая-то свобода выбора: можно было выбрать, например, какой сок или йогурт она хочет. Весь персонал очень внимательно относился к ребёнку, шутили, пытались как-то развеселить и снять обеспокоенность.

Вмешательство врачей было миниально необходимым. Сразу же по прибытии врач нас опросила о всех симптомах и сделала всё, чтобы облегчить наше психологическое состояние. В частности, она максимально подробно, честно и профессионально описала особенности состояния ребёнка, перспективы и прдложенное лечение. После этого она уже не тратила своё время, дальше нас обслуживала по необходимости медсестра, которая находилась всегда в доступности. Врач говорила на чистом английском. Медсёстры английского не знали, однако весь персонал был очень вежливый и человечный. Судя по всему, их обучают особенностям работы с пацентами, учат, что и когда нужно говорить и как себя вести с людьми, чтобы облегчить их состояние и не провоцировать конфликты. Отвлекать врача после первого осмотра и до следующего через пару часов нельзя, но при необходимости медсестра может её в любой момент вызвать. Под пристальным наблюдением двух специалистов мы провели там весь день, и потом нас просто выписали. При этом дали нам все возможные инструкции, как далее лечить ребёнка, какие признаки должны вызвать настороженность, что вообще делать, выписали рецепт. Врачи явно хорошо знали своё дело. Очень большое внимание уделялось донесению информации до пациента. Им было важно убедиться, что мы абсолютно всё, что касается физиологических особенностей состояния и возможных рисков и вариантов действий, понимаем правильно. Резюмируя, можно охарактеризовать всё, что мы видели, как: 1. минимум бюрократии и бумагомарательства 2. максимум комфорта для пациентов, особенно психологического 3. отлаженные процессы — никаких лишних процедур, метаний. Всё профессионально, быстро и спокойно. Всё с уважением к людям.

Перейдём к московскому опыту.

Когда скорая доставила нас в 9-ю детскую городскую больницу им. Сперанского в Москве, иллюзии относительно адекватного подхода к пациентам развеялись достаточно быстро. «Раздевайтесь быстрее, а то врач будет ругаться, что вы в верхней одежде!» Сначала пришлось достаточно долго ждать врача, потом рассказывать ему всю долгую историю развития симптомов, потом ждать, когда она заполнит все свои бумаги, потом ждать медсестру, которая без всяких прелюдий грубо взяла кровь из пальца (хотя в наше время из пальца кровь уже и не берут — всё из вены), выдавила оттуда крови на целую ампулу, ребёнок все это время дико орал. И тут-то бы уже сделать УЗИ, облегчить состояние ребенка и дать ему поспать, но нет. Всё только начиналось. После этого мы пешком в сопровождении медсестры отправились в другое здание, где ждали снова врачей, после чего её бегло осмотрел хирург и терапевт (которым снова пришлось все рассказывать). Оказалось, что это ещё не наши лечащие врачи. Далее нужно снова одеться, ждать в одном коридоре, в другом коридоре, ехать в машине в другое здание, ждать медсестру. Гардероб. «Администрация за оставленные вещи ответственности не несёт». А кто же тогда? И вот, наконец, палата… Час на скорой, час на ожидания…

Если не они, то кто?

В палате боксы на двух детей. Мама спит на одной кровати с ребенком (не важно, какого возраста) — никаких кушеток. Кровати старые, скрипучие, панцирные. Звуки стройки за окном создают незатейливый фон. Боксы отделены друг от друга стеклянными перегородками — видно, чтобы развлекаться наблюдением за жизнью соседей. Никаких тревожных кнопок, конечно, нет — развивайте голосовые связки, или же ребёнка в охапку, и вперёд, навстречу приключениям в поисках медсестры. Ужасная духота, жара. Горшки за детьми нужно мыть самим родителям, при этом нет даже моющего средства — вместо него налита вода во флакон от средства! Крики и плач соседей, хамоватые медсёстры, которые даже не пытаются вести себя потише в сон-час, чтобы никого не разбудить. Питание детей в больнице вкусным не назовёшь, но что самое интересное — родителям никакой рацион не предусмотрен вообще. Ну то есть понятно, что они могли бы покупать себе еду сами, но в том-то и дело, что там нет ни буфета, ни торговых автоматов, а холодильник — один общий на всё отделение. Это при кишечных-то инфекциях.

Если ваш ребёнок лежит в больнице один и сейчас выходной — «давай, до свидания». А также достойные образцы бессмысленного канцелярита

Психологии, видимо, не обучают ни врачей, ни медсестёр. Ничего абсолютно не делается для психологического комфорта. Разговаривать с людьми никто не умеет, уж тем более успокаивать. Хамство — сплошь и рядом. Отношение, может быть, чуть лучше, чем в тюрьме, но не особо.

«Быт бытом, но лечат-то хорошо?» — спросит непритязательный читатель. Судите сами. Дежурный врач — один на 4 этажа. Ребёнок был с болью в животе — не сделали даже УЗИ — пришлось упрашивать и практически угрозами добиваться того, чтоб УЗИ-таки сделали, при том пешком пришлось идти в соседнее здание. За весь вечер не дали ничего, кроме таблетки анальгина, которую пришлось выпрашивать. Ничего не сделали по собственной инициативе, чтобы хоть как-то облегчить состояние пациента, который кричал от боли. С утра врача позвать невозможно — все на «конференции», даже медсестры. Антибиотик пришлось выпрашивать. Спихивают ответственность друг на друга — хирург на терапевта, терапевт на хирурга. Рецепт врач выписать не может. Чтобы продолжить лечение дома, нужно было с рекомендацией от врача идти к дежурному врачу в поликлинику уже за рецептом. При этом бумаг подписать нужно огромное количество — юридически обезопасить себя — вот главная забота врача.

Не хватает объявления «Вход в лагерь и разговор через проволоку запрещён под угрозой расстрела»

Качество анализов тоже «феноменальное». За результатом одного из них пришлось лично ехать в больницу через неделю (когда ребёнок уже выздоровел, в общем-то), чтобы увидеть в нём сухое «кишечная инфекция неясной этиологии». Говоря по-русски, «а кто его знает, что оно было такое, наверное, какая-то зараза» — диагностика с большой буквы. Само отделение находится на втором этаже, и туда никого из посетителей не пускают (потому что «читайте вон объявление на стене»)…никого, кроме тех, кто идёт за результатом анализа, или на смену другому родителю, или  встречать выписываемого, или доставлять нового пациента — во всех этих случаях (и никто не проверит, не врёте ли вы) вас спокойно пропускают в верхней одежде и без всякого учёта, но «передать пакет» или «сказать пару слов» — это сразу НЕТ! Вообще, все стены завешаны всевозможными объявлениями, и, чтобы добраться до релевантного, нужно прочитать их все! Особенно «умиляет» то, что, чтобы получить результат анализа, нужно пересмотреть несколько сотен бумажек с ЧУЖИМИ результатами! Я уж молчу про защиту персональных данных, но это просто долго! Электронный документооборот? Выслать по элктронной почте? Нет, не слышали. 

Найти свой результат анализа бывает непросто…

Что уж говорить о таких мелочах, как закрытый второй вход на территорию больницы. Территория огромна. Этот самый второй вход расположен очень удобно — ближе к станции метро, чем первый. Он не заперт, там сидит охранник. Более того, через него ходят как врачи, так и особо наглые или невнимательные пациенты. Но вообще, на воротах несколько раз написано, что вход закрыт и что он для служебного пользования. Зачем, почему? «Ибо не положено!» Ведь посетители не сахарные, могут и пройти лишние полкилометра. Зато на тех же воротах вывешено расписание богослужений в храме на территории больницы…ведь надо же во что-то верить людям, если медицина себя не оправдывает. И вот всё у них так. Никому не нужные правила и сакральные бюрократические процедуры. Наплевательское отношение к пациентам. Непродуманность во всём. Волокита. 

Расписание богослужений в больничном храме и «велено не пущать»

Вообще, если бы в районной поликлинике можно было в срочном порядке получить адекватную диагностику (УЗИ, анализ крови), то не пришлось бы тратить ресурсы скорой и больницы. Достаточно было бы сделать срочные анализы и получить срочную же консультацию. Огромные ресурсы системы зравоохранения высвободились бы на что-то полезное. Например, на приобретение нового апарата УЗИ для поликлиники, чтоб не пришлось записываться за неделю вперёд.

Допускаю, что нам повезло с мадридской больницей и не повезло с московской. Возможно, в Испании есть плохие больницы с хамским персоналом. Возможно, и в Москве есть уютные больницы с человеколюбивыми профессионалами в штате, как знать. Пока же личный опыт говорит об обратном.

Поделиться: Share on LinkedIn
Linkedin
Share on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
0Share on Google+
Google+
0Tweet about this on Twitter
Twitter

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика